Русская литература Австралии. Знакомство

Дорогие читатели, мы открываем новую рубрику нашей газеты – русская литература Австралии. Ещё до недавнего времени это словосочетание у многих вызывало удивление: разве в Австралии есть серьёзная русская литература? Мы захотели ответить на этот вопрос – и нас ожидало множество приятных и удивительных открытий. У русской литературы Австралии уже довольно солидная и очень интересная история: скорее всего, первым серьёзным русским автором, побывавшим здесь, был Константин Бальмонт: он приехал в Австралию в 1912 году. В это же время здесь жил ещё совсем молодой Сергей Алымов – автор слов известной песни «Хороши весной в саду цветочки», десятилетием позже в Австралии побывал поэт Скиталец – автор слов песни «На сопках Маньчжурии».

В послевоенное время в Австралии поселилась целая плеяда интересных авторов. Часто это были люди с удивительными судьбами. Среди них – и переводчик Эдгара По поэт Борис Нарциссов, знаменитый писатель-натуралист Николай Байков, автор слов знаменитой песни Александра Вертинского «Дорогая пропажа» Михаил Волин – и многие, многие другие замечательные люди.

В наше время современных австралийских авторов печатают известные издания России и русского зарубежья, в числе которых –  «Литературная газета», журналы «Нева», «Юность», «Октябрь», «Новый мир», «Новый журнал», а также такие многотиражные журналы, как «Космополитан Россия» и «Работница». Среди австралийских авторов – лауреаты различных литературных наград и премий: «Русской премии», премии Марка Алданова от «Нового журнала», Грушинского фестиваля, конкурсов «Пушкин в Британии» и «Эмигрантская лира», и многих других. Возможно, многие русские поэты и прозаики Австралии гораздо лучше известны за пределами пятого континента, чем у себя дома.

Именно поэтому мы решили начать знакомить наших читателей с авторами русской Австралии на страницах газеты «Время». Рубрика «Русская литература Австралии» будет выходить раз в неделю на 3-ей странице. Мы подробнее расскажем вам о судьбах интересных авторах Австралии, познакомим вас с их стихами и прозой: газета планирует публиковать материалы по истории русской литературы Австралии, от Бальмонта до наших дней. Кроме того, мы обязательно будем следить за событиями, связанными с творчеством современных авторов Австралии: публиковать их новые произведения, радоваться их признанию в мире. И, наконец, мы планируем публиковать тематические подборки: посвящённые знаменательным датам, праздникам – да и просто подборки на интересные темы. И открываем мы нашу новую рубрику именно такой подборкой – стихами австралийских авторов о России.

На юге всей земли

Константин Бальмонт (1867-1942)  1. Balmont_PHOTO 1  

Поэт-символист, переводчик, эссеист, один из виднейших представителей русской поэзии Серебряного века. Опубликовал 35 поэтических сборников, 20 книг прозы, переводил с многих языков. Автор автобиографической прозы, мемуаров, филологических трактатов, историко-литературных исследований и критических эссе. Путешествовал по Австралии в 1912 году.

 

НА КРАЮ ЗЕМЛИ

Я на краю земли. Я далеко на юге.
Не юге разных стран, – на юге всей земли.
Моя заря горит на предполярном круге.
В моих морях встают не часто корабли.

Мой светоч – Южный Крест. Мой светоч – отблеск льдины.
Здесь горы льдяные – один плавучий храм.
Но за чертой мечты – мой помысел единый
Ведет мой дух назад, к моим родным полям.

И сколько бы пространств – какая бы стихия
Ни развернула мне, в огне или в воде, –
Плывя, я возглашу единый клич: “Россия!”
Горя, я пропою: “Люблю тебя – везде!”
 

 2. Korostovets_PHOTO 2

Мария Коростовец (?-1975)

Жила в Пекине, с 1943 г. – в Шанхае. Участница поэтического кружка «Пятница» и сборника «Остров» (1946). В 1950-е уехала в Австралию.

 

 

 

РОССИЯ

О, Русь! Утерянная скиния,
Куда нам заповедан вход,
Среди снегов в узорах инея,
Где вьюг нестроен хоровод:
В лесной глуши ты дышишь тайною.
Как кипарисовый киот,
И лишь тропинкою случайною
Наш вестник до тебя дойдет.
Через века – веками строилась –
Нам принесла ты благодать,
И много светлых упокоилось,
Тебя пришедших защищать.
И много темных с дерзновением
Искали троп, чтобы сломить
Тебя, но тайным мановением
Судьба спряла иную нить.
И вот теперь стоим, усталые,
На рубежах иных времен
И верим: вспыхнут зори алые,
Рассеивая скучный сон.

3. Nartsissov_PHOTO 3

Борис Нарциссов (1906 – 1982)

Молодость провёл в Эстонии, после окончания войны попал в лагерь для перемещённых лиц под Мюнхеном, а оттуда – в Австралию. Здесь он прожил с 1951 по 1953 год. Осел Борис Анатольевич в США, где много печатался, занимался переводами. При жизни было опубликовано шесть поэтических сборников Б.А. Нарциссова, а посмертно вышла книга «Письмо самому себе».

КОТ

                                    Аще забуду тя, Иерусалиме,
                                   Забвенна буди десница моя…  

                                                            Псалом 137

Кота обидели: в коробку
Впихнув, забрали в страшный дом.
И ходит кот вдоль стен, и робко
Он бьет обиженным хвостом.

И он с тоской в углы мяучит,
С надеждой лезет под кровать,
И непщеваньем он мя учит
Забвенное не забывать.

И вот во мне две строчки будит
Его хвостатая тоска:
«Когда душа тебя забудет,
Забвенна будь моя рука…»

Уездный городок, Россия…
Берет за сердце без хвоста
Железной хваткой ностальгия
Меня, двуногого кота.
Инга Даугавиете4. Daugvaite_PHOTO 4

Родилась в Риге, окончила Латвийский государственный университет. C 1994 года живёт в Мельбурне. Финалист и призёр ряда конкурсов, в том числе «Пушкин в Британии», «Эмигрантская лира». Публиковалась в «Литературной газете», в журналах «Белый ворон», «Австралийская мозаика», «Интеллигент. Избранное» и «Витражи».

 

* * *

– Помнишь, соседка была, говорила “Алла..!”
И замирала, к небу подняв глаза.
В нашем квартале (пять минут от вокзала),
Жить без молитвы было никак нельзя!

Здесь Богоматерь на трех языках просили
(Все, говорят, дороги приводят в Рим!)
Выпив, кричал Иван, что светлей в России
Солнце.. седой раввин соглашался с ним.

Плыл над кварталом запах вина и хлеба,
Послевоенный запах, хвала Богам!
В городе нашем дороги взмывали в небо,
Бережно огибая последний храм.
                                        Наталья Крофтс

Р5. Crofts_PHOTO 5одилась в г. Херсоне, окончила МГУ им. Ломоносова и Оксфордский университет. Публиковалась в журналах «Нева», «Юность», «Работница», в «Литературной газете» и мн. других. С 2007 года живёт в Сиднее.

 

 

 

НАД ВЕЧНЫМ ПОКОЕМ
 
Выйдешь на берег – неслышно, как тень, молчаливо.
Станешь молиться отчаянно, истово, вслух.
Снова кругом половодья – и снова разливы
будут безбожно терзать беззащитный мой дух.

Двух не бывает смертей? – Всюду смерти и войны.
Глух – говорят – к вопиющему пастырь небес.
Бес – говорят – он попутает, будьте покойны!
…Берег. Рассвет. И над плёсом колышется лес…

                                                      Галина Лазарева

Побед6. Lazareva_PHOTO 6итель конкурса переводчиков «Пушкин в Британии»-2010, автор книги переводов австралийского поэта А.Д. Хоупа «Вечность подождет». Лингвист, переводчик, участница игр «Что? Где? Когда?» и «Своя игра». С 2013 года живёт в Сиднее.

 

 

КИТАЙГОРОДСКОЕ
Скрюченный переулочек,
Стёжка, неровный шов…
От колокольни к булочной
Ровно шестьсот шагов.

«Не урони» – шептала я
Черной реке стекла;
Полночь пришла, усталая,
Стрелки на лбу свела.

Под ледяною коркою
Веточка – на излом,
Свёрнуты пальцы тонкие
Под неживым углом;

Выгнуло, переклинило:
Из-под горячих век
Киноварью рябиновой
Каплет в застывший снег.

Больно душе оттаивать
Мёрзлой порой такой –
Воздух звенит цветаевской
бешеною тоской;

Полно, не плачь, не велено
Плакать в моём раю…

Белую колыбельную
Нынче тебе
спою.

Advertisements