Лишние знания: об уроках сексуального воспитания в Европе

Почему выходцы из России ополчились на уроки сексуального воспитания в Германии

За последние время в нескольких городах Германии прошли демонстрации против уроков сексуального воспитания в школе. Основной движущей силой протеста стала организация «Обеспокоенные родители» («Besorgte Eltern»). Ее сторонники утверждают, что образовательная программа перегружена лишней информацией и открывает простор для манипуляций. Самыми активными участниками движения оказались выходцы из России и бывших советских республик.

В каждой федеральной земле Германии закон о школьном образовании предусматривает уроки сексуального воспитания, его цели везде примерно одинаковы. В Гамбурге, например, она сформулирована как «формирование позитивного отношения школьников к сексуальности». Половое воспитание должно «способствовать развитию равноправия в обществе и установлению партнерских отношений, свободных от насилия». Цель благая, но то, как она реализуется, вызывает вопросы.

Нам не все равно

«Хочу сразу подчеркнуть — мы не против уроков сексуального образования, — говорит Ирина Хафнер (переехала в Германию из Казахстана 16 лет назад), основатель отделения организации «Обеспокоенные родители» в Гамбурге. — Мы боремся за то, чтобы в законе были прописаны определенные рамки, за которые учитель не имеет права выходить. Если в программе по математике четко написано, что и в каком возрасте должен знать ребенок, то в курсе сексуального воспитания этой определенности нет».

На практике это означает, что школам предоставлена полная свобода. В образовательном плане указаны лишь примерные темы, ориентируясь на которые школы сами разрабатывают программу. Так, ученик второго класса должен понимать «связь между оплодотворением, беременностью и родами, описывать части своего тела, знать разницу между мальчиками и девочками». Четвероклассники должны уметь «распознавать сексуальное посягательство и понимать, что это является нарушением их прав, описывать различные формы партнерства». В конце шестого класса школьники должны «признавать другие формы семьи, кроме той, в которой они воспитываются». Восьмиклассникам рассказывают о способах предохранения от беременности и защите от инфекций, учат «считать равноправными всех людей независимо от пола и сексуальной ориентации». Время, необходимое для проведения этих уроков, варьируется от школы к школе. Где-то курс может занять всего пару недель, а в другой школе — растянуться на полгода и изобиловать излишними подробностями.

Начало борьбы

В Германии школа является обязательной для всех детей, начиная с шести лет. Домашнее и иные альтернативные формы обучения не допускаются. Все, что прописано в местном школьном законе, обязательно для исполнения. Родители, препятствующие посещению ребенком школы, подвергаются наказанию вплоть до тюремного заключения. Соответственно, с 2013 года, когда уроки сексуального просвещения стали в Гамбурге обязательными, попытки оградить детей от их посещения считаются преступлением.

«До этого я могла написать заявление на имя директора о том, что против присутствия ребенка на этих уроках, выслушать о себе, что я отсталая, но получить освобождение от занятий», — поясняет Хефнер. Теперь такой возможности у нее нет. Чтобы как-то повлиять на ситуацию, Хефнер с мужем начала собирать подписи под петицией, составленной организацией «Дети в опасности» («Kinder im Gefahr»). Им удалось собрать около двух тысяч подписей, после чего документ передали депутату законодательного собрания Гамбурга Николаю Гауфлеру. Гауфлер переехал из Челябинска в ФРГ в 11 лет вместе с родителями, и в 2011 году, в возрасте 27 лет он стал первым русскоязычным депутатом Германии. Переселенцы из бывших союзных республик видят в нем «своего».

То, против чего борются «Обеспокоенные родители», — право школ на местах решать, что должен знать ребенок, Николай Гауфлер считает скорее плюсом. «В Гамбурге все не так плохо, как в других землях, — убежден он. — Город не пошел тем путем, каким пошли Баден-Вюртемберг и Шлезвиг-Гольштейн. Там, к примеру, в законе прямо прописано: тема гомосексуализма является обязательной, и учитель обязан об этом говорить определенным образом и никак иначе. Это слишком радикально. К тому же программа написана не специалистами, а организациями сексуальных меньшинств. Обычная семья, где есть мама, папа и ребенок, подается скорее как исключение. Гамбургская программа открывает для учителя диапазон, в котором он может работать. Конечно, есть педагоги с “прогрессивными” взглядами, но именно с ними и нужно бороться».

В земле Северный Рейн-Вестфалия уже 18 школ называются «Школой разнообразия» («Schule der Vielfalt») — по названию ЛГБТ-организации. На уроках школьникам предлагают поучаствовать в ролевых играх. Например, ученик должен представить, что он гей, и рассказать об этом своей «матери» — другому ученику. Или написать ответ мальчику, который в письме сообщает, что его мать полюбила женщину. Причем в роли гея не обязательно должен выступать мальчик, как и лесбиянкой может быть не девочка.

«Это люди, которые определяют человека в первую очередь по его сексуальной ориентации, — говорит Гауфлер. — К тому же в голове у них прочно сидит, что геев и лесбиянок везде ущемляют, и они жизнь кладут на то, чтобы этому сопротивляться. Конечно, лет 50 назад дискриминация была, но сейчас все это в прошлом. Посмотрите: есть целые улицы, застроенные барами и клубами для гомосексуалистов. Никто не мешает им жить».

При этом Гауфлер не сомневается, что сексуальное образование старшеклассникам необходимо. Но именно подросткам 15-16 лет, которые уже сформировали собственное мнение по таким вопросам, например, как однополые браки. Если же эти темы обсуждаются с детьми младшего школьного возраста, им фактически навязывается точка зрения учителя.

Об организации «Обеспокоенные родители» Ирина Хафнер узнала в 2014 году от Вадима Реннера, руководителя регионального отделения в Аугсбурге. Он как раз готовил демонстрацию родителей в своем городе. Реннер тоже переехал в Германию из Казахстана. «Вадим рассказал, что многие его знакомые не пускали своих детей на уроки сексуального образования и за это были приговорены к штрафам и даже тюремному заключению. Тогда родители решили сплотиться, чтобы вместе бороться против насилия над детьми. Ведь ни государство, ни школа, ни конкретный учитель не будут разбираться с последствиями этих уроков. В итоге все проблемы придется разгребать родителям», — объясняет Хафнер.

Она решила провести подобную акцию в Гамбурге в январе 2015 года. На тот же день была заявлена демонстрация противников «Обеспокоенных родителей», организованная партией «зеленых» и социал-демократами. Ее основными участниками стали представители сексуальных меньшинств, которые воспринимают членов организации как идеологических противников.

«Все слышат только то, что мы против. Но никто особо не хочет разбираться, против чего именно. Мы требовали только одного: чтобы половое воспитание в школах взяли в определенные рамки. Мы хотели устроить мирное шествие, но еще до начала демонстрации в нашу сторону полетели камни, яйца, банки с краской. Ко мне подошел молодой парень, видимо, гомосексуалист, и стал говорить какие-то гадости. Все они были на взводе и постоянно выкрикивали “ваши дети будут такие же, как мы”», — рассказывает Хафнер.

В ночь после демонстрации был закрыт доступ к местному интернет-порталу школьного образования. Через несколько дней из списка рекомендованной литературы для учителей была изъята скандальная книга «Сексуальное воспитание разнообразия» («Sexualpädagogik der Vielfalt») Элизабет Туидер и Штефана Тимермана. Книга давно была под вопросом в школьной программе, критики обвиняли ее авторов в том, что они калечат чувства детей, заставляя их разыгрывать сцены из жизни представителей секс-меньшинств. Некоторые специалисты называли книгу «новой формой сексуального насилия над детьми».

Любовь для школьников

Однако иных законодательных изменений не последовало. Время от времени до Хафнер доходила информация о случаях, которые она описывает как вопиющие. «Одна из участниц нашего движения рассказала, что школа ее сына пригласила прочитать лекции для восьмиклассников известного сексопатолога Анн-Марлен Хеннинг. Она имеет реноме человека, способного свободно обсуждать любую тему, связанную с сексом. Да еще и покажет, как надо делать. Но одно дело — говорить об этом со взрослыми, а другое — со школьниками», — полагает Хафнер.

Анн-Марлен Хеннинг — гамбургский сексопатолог, специализирующийся на терапии семейных пар, и автор книги для подростков «Make Love» («Занимайся любовью»). Книга эта не раз подвергалась критике родителей и специалистов, в первую очередь из-за размещенных в ней фотографий обнаженных подростковых пар (в том числе гомосексуальных) в эротических позах. Именно по ней Хеннинг читает лекции в школах. «Занимайся любовью» переведена на семь языков, должна была выйти и в России, однако местные издатели решили исключить из книги главу о гомосексуальности, после чего Хеннинг отозвала свое согласие на публикацию.

«Эта книга стоит в обычном книжном магазине на полке с пометкой “детям от 10 лет”, — говорит Хафнер. — Но ведь это по сути пособие по сексу! Когда в школьной программе была “Камасутра”? Тогда я поняла, что мы не сможем с этим бороться, выходя на улицы. Действовать нужно другими методами».

Право знать

Дериа Яльчинкая несколько лет преподает в старших классах школы сексуальное воспитание. По образованию она учитель биологии. «В школьном законе прописано, что на уроках полового воспитания должно формироваться позитивное отношение к сексуальности, и некоторых родителей это смущает. Они думают, что дети, получив больше информации, сразу захотят испробовать все на практике, — говорит Яльчинкая. — Я понимаю и уважаю их чувства и право воспитывать детей дома, в том числе в половых вопросах. Но, как показывает практика, большинство из них этого не делает. Получается, что родители не хотят передавать эту ответственность школе, но и не готовы взять ее на себя».

Яльчинкая называет три категории родителей, которые скептично относятся к урокам и чьи дети меньше всего просвещены в половых вопросах: это православные, католики и мусульмане. «Однако в Германии в 14 лет человек по закону признается половозрелым. Это также значит, что он имеет право получить соответствующие знания», — говорит она.

«На самом деле школьникам все интересно, но в то же время на уроках они немного напряжены. Информации дается очень много, — рассказывает Яльчинкая. — Во-первых, ученики сначала должны в ней сориентироваться. Во-вторых, определиться со своей сексуальной ориентацией. И в-третьих, принять свою сексуальную идентичность. Для детей это большая нагрузка. Конечно, бывает разная реакция. Один ученик рассказал, что если бы его отец увидел, что написано у него в тетради, то немедленно порвал бы ее. Однако мне пока не приходилось сталкиваться с открытым протестом. И родители, и ученики знают, что я никогда не буду заставлять их участвовать в каких бы то ни было ролевых играх, обсуждать сексуальные позиции и подобные вещи».

«Одному ребенку повезло — его учитель оказался мудрым и тактичным. А второму — нет, — говорит Ирина Хафнер. — И он обречен узнать во втором классе о всех видах секса». Она считает, что самое действенное, что сейчас можно сделать — перехватить инициативу. Хафнер проходит обучающий курс, который даст ей право самой преподавать половое воспитание и обучать других по своей методике.

Лента.ру

Advertisements