Карина Карменян: Если не прилагать усилий, дети могут утратить язык даже при обоих русских родителях

Душа и сердце лондонского сообщества «Русский детский мир», Карина Карменян стремится сочетать материнские обязанности с деятельностью организатора многих культурных проектов, нацеленных на специальную аудиторию – детей и родителей, заинтересованных в сохранении русского языка как языка общения и культуры.  

– Лондон – это слоёный пирог, тем более русский Лондон! – рассказывает Карина – Бывший СССР представлен в «туманном Альбионе» в полном составе: присутствуют все социальные слои и все национальности. Нам не очень нравятся такие штампы, как «русскоязычный», «русский», «русскоязычная диаспора». И тем не менее, когда между собой говорим «русский», имеем в виду, что все мы из бывшего Советского Союза, из пространства, где говорят по-русски. Конечно, вы скажете, что такую же картину можно наблюдать и в России, но в Лондоне это ощущается острее.

– Все ли родители стремятся сохранить в семье русский язык?
– Если не прилагать усилий, дети могут утратить язык даже при обоих русских родителях и русской няне. Братья и сестры и после школы предпочитают общаться по-английски.  Потому что, как сказали бы психологи, языком ведущей деятельности для них становится английский, и он вытесняет «необязательный» русский – их и так поймут. Когда мой сын пошёл в детский сад, он стал дома по-английски играть в те игры и игрушки, которыми с ним занимались в детском саду. Другие – домашние, «русские» – предметы или вещи, не связанные с учебной и игровой деятельностью, у него проходили по-русски. В момент погружения ребёнка в школьную реальность «побеждает», конечно, английский.
– Представляю, какой проблемой для вас был поиск школы.
–  Нам очень повезло – мы попали в англо-французскую школу с русским факультативом La Petite Ecole Bilingue. Она была лет сорок назад основана в Лондоне (а впоследствии дополнена филиалом в Париже) потомками русских эмигрантов первой послереволюционной волны. Всё обучение идет на двух языках – английском и французском, а русский ведётся факультативом.
Эту уникальную школу основала и возглавляет удивительная женщина – Анна Сергеевна Хендерсон-Стюарт. В школе много русского персонала и большинство учителей творческих дисциплин – музыки, танцев, изобразительного искусства – тоже русские. У Анны Сергеевны четверо детей и 16 внуков! И представьте, все они владеют русским (а ведь это уже четвёртое поколение, выросшее за рубежом); и мужья, и жены её детей тоже выучили русский. Так что это живая семейная традиция.
– А как Вы сами оказались в Лондоне?
– Это получилось как-то само собой. По образованию я нейропсихолог, работала в Москве в Институте нейрохирургии, преподавала в МГУ. И однажды в 1998 на  конференции ООН по правам коренных малочисленных народов Сибири и Дальнего Востока я познакомилась с британским демографом и писателем Струаном Симпсоном.
Первый раз я приехала в Лондон в 2002 году и вскорости стала помогать Струану в его проектах по охране окружающей среды и сохранению культурного и природного наследия. Моталась туда-сюда, жила на две страны. В 2008 году родился Джек, и мы осели в Лондоне.
Струан вообще с громадным интересом и энтузиазмом относился к русско-британским связям, и впоследствии мы вместе много сделали для культурного обмена. Задолго до знакомства со мной, ещё в 1994 году, в Суздале он организовал первую конференцию неправительственных организаций Запада и Востока.  Струан очень увлекался лошадьми, был членом конного клуба Honourable Artillery Company, играл в поло, входил в  состав инициативной группы, воссоздавшей лёгкую кавалерию. Мы вместе организовали приезд английских всадников для участия в выступлениях на Бородинском поле, а затем сделали возможным приезд российских конников на соревнования среди военных подразделений в Лондоне.
– Расскажите о своем портале russianchildrensworld.com. Как он появился?
– Две основных предпосылки – во-первых, мой интерес к англо-русскому культурному сотрудничеству и, во-вторых, собственный двуязычный ребёнок. До этого мне было интереснее интегрироваться в английскую реальность, я сама была русским человеком в английской среде и не искала специально русского общения.  Был случай, вскоре после рождения Джека, когда мне пришлось развёрнуто объяснять британским собеседникам (мамам сильно простуженных малышей) про пользу шерстяных носков во время простуды. И похожих случаев было много. Тут-то я остро ощутила проблему разного культурного кода. Это шутка, конечно, но в каждой шутке лишь доля шутки. Словом,  мне очень хотелось делиться и обмениваться с другими своим родительским опытом и полезной информацией из России. Но бесконечно делиться невозможно, и я стала выпускать электронную рассылку. Однако всё неожиданно пошло дальше, гораздо дальше!
 
– Чем «Русский детский мир» занимается сегодня?
– Один из последних проектов, в котором я участвую, – «Русские народные сказки глазами европейских художников». Его придумала Наталья Ховард. Она нашла писателя и сценариста Ники Орфану, которая по её просьбе пересказала русские народные сказки по-английски, чтобы сделать их понятными европейским иллюстраторам.  Кураторы – Наташа Ховард (Англия) и Изабелла Мазанти (Италия) – три года совместно трудились над этим проектом, но впервые встретились лично в Петербурге во время подготовки выставки в галерее «Борей».
 
– Вы выступали на IV Международном конгрессе переводчиков художественной литературы в Москве. О чем вы там говорили?
– Я рассказывала про наш уже ставший ежегодным Фестиваль русской детской книги; о том, что мы делаем в Англии для поддержания русской детской культуры, для сохранения родного языка в русскоязычной семье за рубежом. Но сверх того, я рассказывала и про то, как мы способствуем продвижению русской детской книги в англоязычной среде. Мне это кажется особенно важным. Например, книга Сергея Седова «Геракл. 12 великих подвигов», которую мы издали по-английски, интересна юным читателям сама по себе. И это здорово!
– 20 ноября в Кенсингтоне проходило очень интересное событие – Пятая ежегодная выставка русского образования. Как у вас возникла идея этой выставки?
– Нам хотелось в одном месте представить разные русские образовательные организации и познакомить с ними родителей. Подобные попытки делались и раньше. Но, как правило, все подобные конференции проходили по инициативе той или иной школы. Мы были первыми, кто провёл такое собрание на независимой платформе. Интересно, что там даже участвовали несколько церковных школ различных конфессий. Первая выставка в 2011 проходила в Пушкинском доме (Пушкинский дом – неофициальный русский культурный центр в Лондоне. – Ред.). Мы были очень благодарны Пушкинскому дому за поддержку, но сразу же стало ясно, что для следующей выставки надо искать большее пространство – столько было желающих!
– Какие темы сегодня особо актуальны?
– Одна из горячих тем – домашнее образование. Мы сами, в большинстве своём, родились в 70-80-е годы и ещё застали позднесоветскую модель серьёзного школьного образования. Поэтому у нас при встрече с британской системой образования возникает множество вопросов. Например, здесь таблицу умножения начинают изучать в школе с 5–6-летними дети, ещё до того, как они способны понять смысл этого действия. Получается, что времени тратят много, а толку – чуть. То же самое с чтением. При этом практически с 4-х лет у ребенка получается довольно тяжёлый режим дня: до 15:00 он в школе, без дневного сна, порой с бутербродом вместо горячего обеда. Немногие решаются на домашнее обучение, т. к. опасаются, что ребенок может оказаться обделённым по части английской культуры. Тем не менее некоторые семьи всё же переводят детей на домашнее обучение, чтобы повысить качество образования или просто снизить стресс.
– Кто приходит к вам на выставку?
– Вы знаете, на «Круглый стол по домашнему образованию» приходят разные люди. Большинство посетителей выставки – лондонцы, но есть гости и из других городов Великобритании, многие из них – учителя. Приезжают и из Москвы – в основном авторы образовательных методик.
В самый первый год одна мама-методист зажгла своей пламенной речью родителей. Её сын, занимаясь дома, поступил в одну из лучших школ на год раньше, чем требуется, – не в 11, а в 10 лет. Кто-то решил попробовать то же самое со своими малышами, а одна мама даже забрала своих детей из частной школы. В этот 5-летний юбилей выставки она расскажет о своём удачном опыте.
Будут и другие темы, мы всегда открыты для предложений.  В этом году мы не столько сами формируем круглые столы и дискуссии, сколько даём возможность желающим представить свои разработки и программы. Мы с нетерпением ждем Анатолия Гина – одного из ярких специалистов по ТРИЗу (теории решения изобретательных задач). Это активно развивающееся направление в творческом обучении. Другой наш гость – Женя Кац, блогер, автор методики и серии учебников по занимательному преподаванию математики. Назову ещё Анну Левинзон – преподавателя Высшей школы экономики, основателя очень полезного портала «Верные слова» https://vsrussian.com/about , и уже хорошо известную в Лондоне детского семейного психолога и экзистенциального психотерапевта Галину Шаталову.
В целом же, в этом году надо отметить сильный сдвиг выставки в сторону естественно-научных дисциплин. Одного русского языка становится уже мало.
– Вы упомянули Фестиваль русской детской книги – расскажите, пожалуйста, подробнее.
– Поводом к первому фестивалю послужил выход на английском языке уже упомянутой мной книги Сергея Седова «Геракл. 12 великих подвигов». Для того чтобы отпраздновать это событие, в Лондон приехал сам автор, а также прозаик Марина Москвина и поэт Марина Бородицкая. У нас получилось здорово: в гостях у фестиваля оказались сказочник, писатель и поэт. В английских школах дети, уже прочитавшие книжки Сергея Седова и Марины Бородицкой,  встречали их как родных.
Мы не обошли и взрослых и провели для них отдельный вечер сказок и мультфильмов.
Открывался первый фестиваль круглым столом для профессионалов: обсуждалось взаимное русско-английское влияние в области детской книги. Про влияние детской британской литературы на русскую нам уже хорошо известно. Но в процессе подготовки я с удивлением обнаружила, что советская школа иллюстрации оказала на британскую (да и на всю европейскую) сильнейшее влияние. Первые серии книжек-картинок были «подсмотрены» в Советской России, а затем привезены и внедрены в Англии.
Результаты нашего первого фестиваля были неожиданные и приятные. Например, некоторые студенты факультета книжной иллюстрации Кембриджского университета взяли темы курсовых, так или иначе связанные с советской детской иллюстрацией. В лондонском «Доме иллюстрации» летом 2016 года прошла обширная выставка советской детской книги 1920–30-х годов. Марина Бородицкая получила предложение перевести британский бестселлер в стихах «Про мальчика/девочку, который потерял/а свое имя», и скоро эта книга выйдет из печати на русском языке.
Газета «Гардиан» опубликовала большой материал о русских художниках детской книги. А меня попросили подготовить часть, посвящённую современной иллюстрации.
– Это впечатляет!
– Мне тоже так кажется.
– Кто ещё принял участие в последнем фестивале 2016 года?
– Центральным событием была встреча читателей с Григорием Остером. Он побывал в ряде городов, выступая в Брайтоне, Кембридже, Бирмингеме, хотя, к сожалению, приболел и не успел доехать до Эдинбурга. Зато там побывала Нина Дашевская, автор полюбившихся подросткам школьных повестей. На фестивале юные читатели встретились с пишущими по-русски авторами, которые, как и они, живут в Великобритании, такими как Анна Никольская, Маша Слоним.
Я очень рада, что на фестиваль смогла приехать переводчица и литературный критик Ольга Мяэотс. Она встретилась с детьми и их родителями и провела экскурсию на английском и на русском по выставке в «Доме иллюстрации». Ольга также поговорила с родителями о книжных новинках.
Вопрос «а что бы почитать детям» – один из насущных, он не сходит с повестки дня. Тем временем читающие по-русски дети растут в разных концах Великобритании. Я очень горжусь, что география фестиваля расширяется и нам удаётся устроить встречи с писателями и в других городах.
– Карина, ведь можно формально понимать, о чём написано в книге, но по-настоящему многие великие русские произведения иностранцам непонятны. Например роман “Война и Мир”… 
– Не могу согласиться. Читатели в разных странах хорошо знают русскую классику – и Чехова, и Булгакова, и Достоевского. А после выхода фильма «Анна Каренина» в Англии раскупили за несколько дней аж 90 тысяч экземпляров книги Толстого! Кстати, также знают и некоторых современных писателей: Акунина, Улицкую, Глуховского, Лукьяненко. Постепенно формируется круг любителей современной русской книги,  которым это уже по-настоящему интересно
– Знают ли живущие в Великобритании дети современных русских писателей?
– Как раз чтобы познакомить детей с новыми именами, мы предложили им свой вариант конкурса «Книгуру в Британии»: поручили прочитать новые русские книги и написать о них отзыв по-английски. Хотели, чтобы они почитали «русскими глазами и английскими мозгами». Было интересно, как наши билингвы прочтут – что у них откликнется, что они выберут, что откроют. Дети так ответственно отнеслись к заданию, что свои небольшие рецензии в большинстве написали по-русски. Так что мы считаем, что конкурс удался.
– Кто-то в других английских городах поддерживает ваши инициативы?
– Мне очень радостно, что в результате этой социально-культурной активности у нас появились постоянные партнеры или даже более того – соратники. Они живут в Кембридже, Эдинбурге, Бирмингеме, Брайтоне… Они откликаются у себя на наши лондонские затеи и творчески развивают их. Иногда и мы подхватываем их идеи.
Advertisements