Ольга Зиновьева: «Диссидентство сейчас – это недостаток культуры»

Мы публикуем выдержки из интервью Ольги Зиновьевой, вдове известного философа и писателя Александра Зиновьева – о рецептах решения проблем без эмиграции и своем видении национальной идеи России.

– Ольга Мироновна, мир Вас знает как супругу и соратницу философа Александра Александровича Зиновьева, а последнее время Ваше имя фигурирует в контексте проекта «Соотечественники». Не могли бы Вы вкратце рассказать о проекте и Вашей роли в нём?

– Проект играет роль абсолютно объединяющую, консолидирующую для всех наших соотечественников, в силу разных обстоятельств оказавшихся за рубежами нашей Родины. И состоялся он вовремя. Все дело в том, что сам феномен разбросанности и диаспоральности – это сложный вопрос. Он не сегодня возник и появился не вчера. Это проблема перемещающегося изменчивого мира, связанная с военными конфликтами, с двумя гигантскими, страшно разрушительными войнами, которые гремели в прошлом веке и которые чуть не оставили камня на камне от страны и народа. Пролитая кровь, пролитые слёзы, потерянные жизни, разбитые семьи – это всё то, что мы получили в подарок от ХХ столетия. Я сама – жертва того, что происходило в ХХ веке. Мой муж, будучи участником войны, будучи летчиком штурмовой авиации, оказался за пределами нашей страны. Мы были лишены гражданства в августе 1978-го года. Тем не менее, мы остались гражданами этой страны, ее детьми. Не на страну надо обижаться, а на те силы, которые от имени ее руководства, от имени самой страны с тобой обходятся как с врагом народа. Проект «Соотечественники» помогает освободиться от ощущения, что ты – враг народа. Приводит к мысли, что ты нужен своей стране, что ты возвращаешься в свою семью.

– Как человек, вынужденный уехать и проживший 21 год в эмиграции, как человек, понимающий трудности и трагедии русских людей, живущих за рубежом, что бы Вы сказали нашим соотечественникам?

– У меня есть единственный рецепт. Правда в том, что ты остаешься эмигрантом на всю жизнь. Единожды покинув свою страну, в силу обстоятельств или благодаря судьбе, а потом, вернувшись домой, ты всё равно останешься эмигрантом. Это самая страшная ломка, которая происходит внутри твоего сознания, внутри твоей души и твоего сердца. Это очень трудно. Я могу только сказать, что, несмотря на все возможные проблемы, нужно все-таки цепляться за свою страну. Попытайся решить все трудности дома, где ты врос корнями, где сами стены тебе помогают. Не принимай эмиграцию как решение проблем – ты ее только экстраполируешь. Ты уезжаешь за границу – меняется география, но ты-то не меняешься. А все проблемы остаются у тебя внутри.

– Наши корни – это наши крылья.

– Да, именно так.

– Да, по поводу кругозора и мышления. Как Вы думаете, Ольга Мироновна, есть ли сейчас диссиденты в нашей стране? Существует ли диссидентство как таковое?

– Если Вы намекаете на моего мужа, то он не был диссидентом и всегда говорил об этом. Всё дело в том, что в те времена, когда нас высылали из Советского Союза, у американских советологов и кремлинологов была такая фаза диссидентская. Проще было человека определить к какой-то волне, нежели допустить дифференцию, учесть специфику позиции того или иного человека. Зиновьев диссидентом не был. Он не получал никаких грантов за границей, никакой помощи и поддержки. Он сознательно от всего этого отказывался. Он не хотел разрушения страны – у него было своё видение. Что касается современного диссидентства, я не вижу повода для него. А если брать наши «либеральные» круги и какие-то персоналии, то мне не нравятся их программные заявления. В них сквозит спесь в отношении собственной страны, собственного народа. Но я не называю это диссидентством. Скорее, это недостаток культуры. Мне это не нравится, потому что нельзя так рубить с плеча и обвинять собственный народ в том, что он до чего-то «не допетрил».

– Национальная идея. Есть ли у нас? Какой Вы её видите?

– Я считаю, что национальная идея у такой огромной страны, гигантского государства, каким мы являемся – само наше существование. Нам нужно идти вперёд. Нам нужно помнить, что мы не должны ни у кого просить прощения, мы не должны допускать, чтобы такую страну так унижали, как это происходит сейчас регулярно. Мы должны брать инициативу в свои руки и не ждать позволения от МОК, что мы будем делать на этих играх, о чём будем говорить, что мы будем показывать. Меня раздражает эта позиция. Почему же, например, Эрнст не настоял на своей задумке с фотографиями фронтовиков. Это ведь прекрасная идея! Нужно было идти на конфликт. Это твоя территория. Это твоя страна! В итоге они проглотили бы. Свободу и право никто не даёт. За них надо бороться!

Полностью интервью читайте здесь

Advertisements