РИСИ: Австралия на перепутье

Oсобенности экономического развития страны на современном этапе.

Экономика Австралии не видела спада уже рекордные 25 лет. Последняя рецессия длилась 4 квартала (с сентября 1990 г. по сентябрь 1991 г.) и была самой длительной и глубокой с момента экономической депрессии 30-х гг. XX в. За время спада ВВП страны снизился на 1,17%, а безработица достигла рекордных 10,8% (в промышленном штате Виктория безработица достигала 16%). Последняя рецессия во многом была усугублена неправильными действиями лейбористского правительства Роберта Хоука, но спровоцирована она была спадом на сырьевых рынках после биржевого краха октября 1987 года в США. Интересно отметить, что премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю в конце 80-х гг. XX в. откровенно отметил, что Австралия рискует превратиться в «белые отбросы Азии» (“white trash of Asia”), если правительство ничего не сделает с высокой безработицей, высокой инфляцией и постоянно растущим государственным долгом страны. Развал СССР в 1991 году также был одним из факторов усугубивших состояние австралийской экономики (СССР являлся одним из основных покупателей австралийской шерсти – около 40% рынка). С тех пор во многом ситуация для австралийской экономики и народа страны изменилась в лучшую сторону.

Сейчас австралийский ВВП по паритету покупательной способности на душу населения выше, чем в Великобритании, Германии и Франции и по этому показателю страна находится на 5-ом месте в мире. Австралии было присвоено 6-е место по всемирному индексу качества жизни. Уровень безработицы колеблется в районе 5,6-6,0%. Кредитный рейтинг Австралии сохраняется на самом высоком уровне от 3-х ведущих рейтинговых агентств. При этом крупных стран в мире с таким высоким рейтингом всего 8, и у Австралии сохраняются самые высокие процентные ставки, что делает долговой рынок страны одним из самых привлекательных для размещения свободных средств пенсионных фондов. Во многом подъем австралийской экономики связан с ресурсным бумом 2000-2014 гг. и переориентацией экономики страны на торговые отношения со странами Северо-Восточной Азии (Китай, Республика Корея и Япония). Интересно отметить, что темпы роста экономики страны в этот период всегда превышали темпы роста экономик развитых западных стран: в период 1995-2004 гг. – 3,7% ежегодно по сравнению с 3,4% в США и с 2,4% в ЕС; в период 2005-2015 гг. – 2,8%, в США – 1,6% и в ЕС – 1,0%.

Есть и отрицательные стороны этой зависимости. Для населения это высокая стоимость жизни, а для бизнеса и экономики страны – это зависимость роста экономики Австралии от темпов роста китайского ВВП. Аналитики UBS даже выявили такую пропорцию, что падение квартального роста в китайском ВВП на 0,75% приведет к падению роста ВВП Австралии на 1% (т.е. темпы роста китайского ВВП ниже 5% в течении 2-х кварталов приведут к рецессии в Австралии). Китайское присутствие ощущается не только на рынке сырьевой и сельскохозяйственной продукции (железная руда, уголь, шерсть и т.д.)1, но и на туристическом и образовательном рынке (эти две отрасли дают 5% ВВП и в них занято около 20% всех занятых, для сравнения: добывающая отрасль дает около 6% ВВП и 2% всех занятых). 70% иностранных студентов и 15% иностранных туристов – это граждане КНР. Китайские инвестиции дают огромный рост финансовому сектору Австралии (доля этого сектора экономики составляет 15% ВВП). Австралия является второй после США страной по накопленному объему прямых китайских инвестиций – 78,68 млрд дол. (в период 2005-2015 гг.), существенная часть из которых пришлась на рынок первичного жилья. А если к этой цифре прибавить инвестиции из Гонконга, то первой – 160,3 млрд. дол. Именно китайские инвестиции, в том числе в жилую недвижимость, а также стремительный рост числа китайских студентов и туристов, приезжающих в Австралию, помогли избежать падения ВВП страны в период схлопывания ресурсного пузыря в 2013-2015 гг.

Богатые китайские инвесторы воспринимают Австралию как «азиатскую Швейцарию», в которой можно учиться, проводить свой отпуск, инвестировать и хранить свои сбережения в местных банках. Разумное и гибкое законодательство Австралии в финансовой и трудовой отрасли способствует созданию такого имиджа. Но вот является ли действительно Австралийский Союз «Швейцарией» в прямом смысле этого слова? Ведь Австралия не является нейтральным государством: она поддерживает союзнические отношения с США (и это положение вряд ли изменится при администрации Трампа). Кстати, большинство накопленных прямых инвестиций в Австралию пришли из США (28,4%), а из Китая и Гонконга – всего 6,1% (правда доля китайских инвестиций растет, а американских падает). При любом обострении отношений между КНР и США австралийцам придется исполнять свои союзнические обязательства перед США, и вопрос сохранности китайских инвестиций, с одной стороны, а с другой– задача поддержания высокого уровня жизни и приемлемых темпов роста экономики встанет во весь рост. И прямого ответа на этот вопрос у австралийцев нет, при этом очевидно нежелание жителей страны превращаться в «белые отбросы» Азии XXI в.

Перед Австралией стоит задача создания самодостаточной, многовекторной, гибкой экономики нового типа вместо обеспечивающей (сервисной) экономики финансово-сырьевого типа. А эта задача (т.е. закрепления «швейцарского» статуса за страной) пока представляется трудно выполнимой на современном этапе. Выполнение данной задачи во многом будет зависеть от того, как финансовая и промышленная перестройка экономики будет развиваться в США и Китае, как быстро будет повышаться процентная ставка в США (финансовый рынок США является прямым конкурентом австралийского), какие двусторонние договоренности удастся достигнуть с новой администрацией США, удастся ли быстро преодолеть накопившиеся противоречия на китайско-американском экономическом фронте. Ответы на эти вопросы вероятно будут получены в ближайшее время.

Источники: UBS (HSC Economics Day 2016), KPMG (Demystifying Chinese Investment in Australia), DFAT (report of 2016: Which countries invest in Australia?), RBA (www.rba.gov.au), www.australian-gas.com

  1. Австралия стремится диверсифицировать товарную продукцию своего сырьевого экспорта. К примеру, правительство страны поставило перед собой цель выйти в мировые лидеры по экспорту сжиженного природного газа (СПГ) к 2018-2020 гг. По плану правительства Австралии, за период с 2013 до 2018 годов производство СПГ в этой стране вырастет в пять раз и составит 100 млн. тонн (170 млрд куб. метров газа или 26,5% от добычи России в 2015 году). Всего инвестиции в 7 новых проектов составляют около 180 млрд дол. Эти проекты выйдут на полную мощность в 2015-2020 гг.

Источник

Advertisements

One response to “РИСИ: Австралия на перепутье

  1. Pingback: Тони Кевин: У обычных австралийцев нет враждебности к России | Online newspaper from Australia·

Comments are closed.