Русский мир: реваншизм и примирение

О примирении все чаще говорят в русском обществе. Вроде и разговоров много и есть политическая воля сверху, а примирения все никак не получается. И даже наоборот – появляются новые водоразделы. И возникает вопрос: а правильно ли идет примирение и объединение, все ли стороны хорошо понимают цели этого процесса, и когда говорят о примирении, то имеют ли в виду одно и тоже?

Развал СССР в очередной раз все смешал в Русском доме. С подачи Ельцина появились “россияне”, украинский кризис воскресил понятие “Русский мир”, Путин начал дискуссию о “российской нации”. Но в последнее время стали появляться и совсем экзотические понятия как “российская культура”, “российские соотечественники”, “российская диаспора” и даже “российские традиции”. В соцсетях недавно наткнулся на вопрос нашей эмигрантки в Австралии о том, какие блюда “российской кухни” можно приготовить для гостей.

То ли русский, то ли российский. Увы, пока ни государство, ни общество в России, ни соотечественники так и не определились со своей идентичностью. Но нужно понимать, что без решения “русско-российского” вопроса ни о каком “примирении” и “объединении” не может быть и речи.  Вокруг чего объединяться?

Говорится много о русских мире и языке, но почему-то упорно создаются российские соотечественники и нация. Так российские ли? Позвольте, но границы нашей страны менялись множество раз. По мнению идеологов, наши соотечественники это только те, чьи предки проживали на территориях, которые оказались в границах России с 1991 года? Или в границах СССР? Если да, то на момент создания СССР или его распада? Или речь вообще про Российскую империю? Финны и поляки тоже российские соотечественники и часть российской нации? А крымчане до 2014-го года были соотечественниками или нет? А у этнических русских вообще есть соотечественники или их хотят просто “растворить” в российском melting pot?

Говорим “русский” и сразу понимаем о чем речь, говорим “российский” и постоянно добавляем кучу объяснений о том, что мы в действительности имеем в виду. При этом сами не всегда уверены в том, что говорим. “Русско-российский” вопрос может показаться слишком надуманным, но если пустить все на самотек, то последствия будут, увы, печальными.

Слово “русский” упорно игнорируется почти столетие. В Советском Союзе, построенном на достижениях русских интеллекта, языка и культуры, отказывались от слова “русский” по идеологическим причинам. Тогда “русский” заменили на “советский”. Сегодня “русский” снова не в почете: “архитекторы” постсоветской России черпали и продолжают черпать свои либеральные идеи политкорректности на Западе. Там это уже дало свои “плоды”. Недавно в новостных лентах прошла информация о том, что владелец магазина британских сувениров в Англии подвергается постоянным нападкам активистов за то, что выпячивает свою “британскость” в многонациональной Великобритании. А Британия ведь какое-то время назад пошла именно по пути сознательного отказа от собственной идентичности, насильственного уничтожения государствообразующей нации и слома традиций. Не этого ли так упорно добиваются и “российские” архитекторы? Британию это уже довело до Брексита и нападений на мигрантов. До чего подобные эксперименты доведут Россию?

А вот в Австралии уже дошло до маразма. В Сиднее правление русского спортивного клуба, который получил грант на развитие из России в размере сотен(!) тысяч долларов, убрало слово “русский” из названия организации из-за желания привлечь больше людей. Хочется этим людям сказать, что это путь не к привлечению новых членов, а к самоунижению и уничтожению собственной идентичности и истории. Слово “русский” должно быть проверочным словом, а не жертвой позорной политкорректности. Если вы не уважаете себя, то другие уважать вас точно не будут – только пользоваться и вытирать ноги.

Если в бывшей Югославии внешние силы и местные оппортунисты насильственно ломали идентичность людей, создавали никем до этого не известные хорватский, черногорский, боснийский языки, то в Русском мире мы ломаем собственную идентичность сами. Осознанно или просто запутались в хитросплетениях русской истории? Сами создаем какие-то малопонятные “российские” традиции, диаспору, культуру и соотечественников. Если речь идет о Русском мире, русском языке, который в России государственный, то почему тогда в России живут не русские, а малопонятные “многонациональные россияне”? Это прямое искажение истории и крайне опасно. Историю с магазином британских сувениров забывать никому не стоит, в том числе и архитекторам “российской” идентичности. Никто не пытается принизить заслуги других этносов в развитии России, но совершенно очевидно, что этот вклад просто несоизмерим в силу исторических причин, а многие этносы сохранились и развились только благодаря русским, органично став частью Русского мира.

Патриарх Кирилл на Ассамблее Русского мира в ноябре прошлого года сказал:

Не было бы Православия, не было бы многонациональной великой России, не было бы Русского мира. Потому что в Русском мире, как и в России, иные чувствовали бы себя очень неудобно и боролись бы с центром, если бы он подавлял их самобытность. Однако русские никогда не говорили, что это великое пространство — только для русских и только для православных. Они говорили, что оно для всех. …И это не декорация — это отражение реальности, благодаря которой существовал и существует Русский мир.

А соотечественники за рубежом? В эмиграции люди тянутся друг к другу не по “российскому”, а по “русскому” принципу. Наши соотечественники ведь не российские и даже не русскоговорящие, а русскокультурные. Часто в жизни русских организаций наиболее активными являются русские, но не из России, а иногда и вообще этнически не русские.

У меня есть двое знакомых с Кавказа. Один родился в республике, которая сегодня является частью России, а второй – в Грузии. Первый – мусульманин, эмигрировал в США в 90-ые и сейчас общается больше в исламском комьюнити или со своими земляками, хотя русский язык знает как родной. Родившийся в Грузии – молодой кавказец и никогда не был в России, но почти весь его круг общения – русскоязычные люди. Он посещает русские театры и концерты. Ну и кто из них соотечественник?

Вопрос национального примирения важный, но крайне сложный. Зная о том, как российские чиновники исполняют поручения и какие персонажи крутятся вокруг этой непростой темы, важно понимать, что необдуманные и резкие шаги могут привести к негативным последствиям. Пока складывается ощущение, что тему “примирения” используют те, кому очень сильно захотелось сделать карьеру или просто красивый жест в угоду политической конъюнктуре в год столетия Русской революции и накануне президентских выборов в 2018 году.

Разговоры о примирении начались не вчера, а в 90-ых. Но Русский мир не только не продвинулся к “примирению” и “объединению”, а еще больше раскололся. Да, под воздействием внешних и внутренних факторов прежде всего, но главные причины в следующем: 1. “Примирители” подошли к вопросу слишком формально, не предложив никакой “базы” для этого. 2. Как часто в России бывает – пустили процесс на самотек. 3. Ряд пассионарных популистов и оппортунистов решили вместо “примирения” и  “объединения” заняться историческим реваншизмом.  И на третий пункт стоит обратить особое внимание.

Историк Андрей Фурсов сказал следующее:

2016 год, на мой взгляд, внутри нашей страны был годом обострения идеологического противостояния тех, кого называют либералами и державниками. Термины эти не совсем точны, но уже устоялись, и, в принципе, их можно использовать. С одной стороны, мы увидели воздвижение памятников Ивану Грозному и Сталину.  С другой стороны – стелу Врангелю, доску Маннергейму, диссертацию, защищённую в Питере и фактически обеляющую генерала Власова. То есть, мы видим некую поляризацию. 

Линию, по которой проходит новый раскол, Андрей Ильич описал верно, но, на мой взгляд, речь идет не только о либералах, а о реваншистах в целом: либералы, национал-демократы, националисты, монархисты – все, кто в разное время оказался на обочине истории. Идея исторического реванша объяснима, только не стоит это путать с “примирением” и “объединением”. Все, что происходило в 90-ых под вывеской “примирения” – это попытки определенных сил взять “свое” назад.

Дело в том, что исторический реваншизм не подразумевает примирения в принципе, а целью ставит только подчинение других собственной идеологии, отрицание достижений оппонента, а иногда и его уничтожение. Реваншисты любят повторять фразу “патриотизм – последнее прибежище негодяев”, но сами себя они считают именно самыми большими патриотами. О любви к России говорят многие: нацистские коллаборационисты, диссиденты, предатели. Например, признается в такой “любви” в своих воспоминаниях в сборнике “История русских в Австралии” эмигрант В. Протасов, но при этом выражает гордость за полученный нацистский “Железный Крест”. В Австралии за судьбу русской общины “переживает” Леонид Петров, который внес колоссальный вклад в разжигании русофобии, когда был уничтожен MH17. Петров “отметился” буквально во всех центральных СМИ Австралии и продолжает бесноваться в соцсетях. Существует поразительная корреляция – чем отвратительнее персонаж, тем громче его речи и сильнее оправдания. В 90-ых на постсоветском пространстве самые отмороженные бандиты носили пудовые золотые кресты на шеях, а в Латинской Америке самые роскошные католические могилы у наркобаронов на счету которых сотни трупов.

Исторические реваншисты Русского мира полностью отрицают советский период русской цивилизации. Это основа их мировоззрения. Только на основании полного уничтожения советской эпохи они готовы “мириться” и только согласно своим идеям. Реваншистам нужно полное подавление инакомыслящих, даже если речь идет о большинстве. Когда реваншисты яростно бьют по советскому периоду, то они всегда попадают по Великой победе. Но Победа – это уже веха в истории русской цивилизации, она сформировала современного русского человека и Русский мир. Сегодня Победа – это самая главная лакмусовая бумажка русскости. И нравится это кому-то или нет, но никогда никакого примирения через отрицание Победы, попыток уравнять на весах народ-победитель и предателей не будет. Да, русские самый разделенный народ в мире, но это не путь к примирению, а предательство своих предков и истории. Сегодня для русской цивилизации День Победы важнее, чем, например, масленица.

Парадокс, но сегодняшие либералы и русские националисты являются не просто антисоветчиками, но и борцами с росийской государственностью в целом и, в конечном итоге, главными русофобами. Очень метко эту связь заметил режиссер Владимир Меньшов:

Вступая на путь антисоветизма, ты непременно придёшь к откровенной русофобии. Человек, последовательно занимающий антисоветские позиции, неизбежно понимает, что эти взгляды народом не разделяются, и тогда он вынужден констатировать – народ не тот. С этим народом вообще ничего невозможно создать, это ошибка природы. Далее – чистый расизм: выкорчевать нужно этот народ, и только тогда человечество сможет двигаться семимильными шагами к счастью.

По мнению психолога Виктора Пономаренко ничего удивительного в союзе либералов и националистов нет. Либерализм и радикальный национализм имеют одну платформу – сортировка людей на господ и рабов, жесткая и не примирительная позиция к альтернативному мнению. Например, либеральный режиссер Григорий Амнуэль открыто призывает к карательной психиатрии для инакомыслящих. Их идеал – массовые сеансы гипнопедии по Хаксли – вызывать пиетет перед высшей кастой и презрение к кастам низшим. А еще пиетет перед бытовым комфортом и западной модели потребления. Незападность России в самом примитивном потребительском понимании – для них как красная тряпка. Французская булка и джинсы uber alles. Либерально-националистическое чувство превосходства над своими собственными же людьми и диктат западных ценностей никогда не приведет к примирению и объединению Русского мира.

Примирение – это и признание своих ошибок. Много говорят о красном терроре, но молчат о терроризме, который белые устроили против советских русских. Был убит посол СССР Воровский, генерал Брусилов потерял сына от рук белых террористов за то, что пошел служить русским людям, а не “белой” идее. Сколько было покушений на Чичерина? А массовые казни угнетенных в царской России русских людях, которые устраивались ради “белой” идеи? Убивали не просто за инакомыслие, а даже за подозрение в лояльности красным. А сотрудничество белых “патриотов” с интервентами, которые уничтожали русских на их собственной земле? Англичанин в красивом костюме и с начищенным оружием был милее русского крестьянина? И это не попытка сделать одних только хорошими, а других – только плохими. Надо просто признать, что русские убивали русских. И одностороннего движения тут быть не может, если говорим о примирении и объединении.

Исторический склероз, наивность, безграмотность и апатия общества – всегда благодатная почва для реваншистов, для которых история дней вчерашних – поле боя для достижения своих целей завтра. Главный редактор французского альманаха “Глаголъ” Елена Кондратьева-Сальгеро описала принципы переписывания истории так:

К перетолковыванию давно устоявшихся событий привлекаются люди, к исторической науке отношения не имеющие, зато умеющие занятно излагать и залихватски переплетать смыслы, вшивая нужные трактовки и заштукатуривая неудобные моменты.

И все для реваншистов шло гладко, пока Майдан не начал тектонические сдвиги в Русском мире. Начатое в начале 90-ых унижение России и уничтожение исторической памяти больше не продается. От бессилия их нападки становятся яростнее, голоса громче, а реальные цели – яснее. И это не примирение Русского мира.

Конфликт вокруг Советов соотечественников в Австралии частично связан и с идеями реваншизма крайне ограниченной, но пассионарной группы людей. Они апеллируют к тому, что раньше в общине не было разногласий. Но дело в том, что такое единение было основано на безусловном отрицании советского периода русской цивилизации, на неприятии любого не западно-потребительского и альтернативного мышления. Они не могут допустить инакомыслия там, где десятилетиями правили бал. Ну как Леонид Петров, который посвятил всю свою жизнь борьбе с Россией за деньги сможет смириться с тем, что в Австралии кто-то выступает с пророссийской позиции? Еще раз перечитайте цитату Владимира Меньшова выше: дня них русский народ был вечно не тот и государство оказывалось постоянно не таким. Они “приняли” Россию в 90-ых только из-за возможности “отыграться” за свои личные обиды, комплексы и реализовать реваншистские идеи.

Но времена и состав эмиграции изменились. Многие из нового поколения русских, которые приехали в Австралию открывать новый мир, учиться и работать, не только не имеют радикальных противоречий с Родиной, но и чувствуют связь с ней. Когда началось безумное давление на Русский мир пару лет назад, они сами потянулись к Совету, предлагая помощь и поддержку. События на Украине стали еще одним испытанием для Русского мира. В Австралии откликнулись помочь Донбассу эмигранты разных эпох: от харбинцев до молодого поколения. Настоящие патриоты всегда были с Россией. Русский разведчик Александр Феклисов пишет в своих мемуарах о том, что будучи в США во время Второй мировой войны к нему часто приходили некоторые представители белой эмиграции и жертвовали средства в помощь стране несмотря на то, что не приняли СССР и сами бедствовали. Стоит вспомнить еще раз Алексея Брусилова, который до конца жизни имел противоречия с советской властью, но служил русскому народу. Зиновьевы вернулись из эмиграции и работали на благо России. После смерти мужа Александра, Ольга Мироновна посвятила себя проекту “Соотечественник”. Не стоит забывать и о Елизавете Глинке, которая вернулась из США и сделала неоценимый вклад в работу на благо Русского мира. Отделите свои обиды и реваншинстские порывы от истинной любви к Родине и людям.

Реваншисты – страстные поклонники Запада, но предпочитают не замечать на Западе неудобные для них вещи. Например сегодня выясняется, что во Франции во время Второй мировой войны существовало просто колоссальное число коллаборационистов, во главе которых стоял режим Виши. После окончания войны Францию охватил глубокий гражданский кризис, когда начались открытые расправы над пособниками нацистов. Чтобы не раскалывать общество, было принято решение закрыть на 60 лет личные дела тех, кто сотрудничал с нацистами на. В 1975 году Францию вынужден был покинуть режиссер Луи Маль, не выдержав травли местной “независимой” прессы, устроенной ему за фильм “Лакомб Люсьен”, где он поставил вопрос, а было ли французское сопротивление таким великим и массовым? Недавний фильм Сокурова “Франкофония” вызвал крайне нервную реакцию французской общественности. Дело в том, что французы не готовы обсуждать неудобные моменты своей истории и свои национальные трагедии с кем-то еще. В нынешние кризисные для Франции времена ни одна из политических сторон не возвращается к теме прошлого ради уничтожения политического оппонента и собственного дешевого пиара. Они обсуждают иммиграцию, беженцев, политику, экономику, но не ворошат прошлое и не дают лезть в это дело другим. В России почему-то происходит наоборот. История – это не поле для реванша.

Реваншистам стоит подумать о целях, которые они преследуют с учетом исторических изменений. Наивность Русского мира ушла, подавление исторической памяти невозможно, а значит в нынешнем виде они сами себя отталкивают от Русского мира. Возможно, навсегда. И особенно это важно осмыслить нашей эмиграции по всему миру. Впрочем, это же касается и оторванных от реальности яростных поклонников СССР, многие из которых тоже страдают идеями реваншизма, в упор не видя как разваливаются левые режимы, например, в современной Латинской Америки.

Диалог, реализм, отказ от исторического реваншизма и искреннее стремление примириться и объединиться вокруг России, а не собственных нереализованных идей. Другого пути к примирению нет. Другой путь – гражданская война. Сто лет назад эта “чума” выкосила миллионы русских, также как и реальная чума в XIV веке в Италии уничтожила все враждующие лагеря, не разбирая кто там гвельфы, а кто гибеллины.

Но важно понимать, что нельзя примирить всех со всеми только на основе русского языка. Русскокультурные и русскоговорящие – разные вещи. Распространяя русский язык, важно еще и нести любовь к людям и культуре. В мире достаточно русофобов и предателей прекрасно говорящих на русском языке. В конце концов огромное количество боевиков в ИГИЛ и необандеровских батальонах на Украине знают русский язык. Даже в самой России есть бесноватые, которые поддерживают ИГИЛ, испытывают радость от новости про упавший Ту-154 и смерть российских военных в Сирии. Увы, такие отмороженные есть и в Австралии.

Также важно не упрощать причины противоречий и не устраивать примирение на базе всеобщей безграмотности, где объект примирения philister vulgaris, а не носитель русской культуры, знающий и уважающий свои корни. Уничтожить историческую память людей ради “примирения” – преступление. Замять и примирить – разные вещи. Недавно на фейсбуке одна молодая особа из Австралии искренне не понимала что плохого дружить с украинскими националистами, ведь они тоже славяне, шьют славянские костюмы и принимают участие в славянских фестивалях. “Надо жить дружно, а не говорить о политике” –, писала девочка. Увы, таких девочек и мальчиков становится все больше и больше. Хочется им сказать – не позорьтесь своим слабоумием, не унижайте себя и память своих предков. Предложение о дружбе как в мультике про кота Леопольда слишком наивно – русская история слишком сложна. Только при сохранении исторической памяти и исторической грамотности возможно примирение. В современном крайне сложном мире нельзя объединиться только вокруг балалайки или кокошников. Объединение вокруг сельской рубашки уже привело к фантастически быстрой деградации одного известного цэевропейского государства, которое решило выкинуть из своей истории целый пласт научных и культурных достижений.

И не стоит “толкать” в спину и принуждать целоваться в десна. Искусственность процесса примирения и объединения может только навредить. Если нет четкого понимания что и как делать сейчас, то мудрее отложить примирение на время или сбавить обороты. На Востоке предпочитают оставить решение проблем будущим поколениям в надежде на то, что ситуация будет более подходящей. Резкие действия слишком дорого обходились России. С учетом сложности российской истории, примирение и объединение – долгий и деликатный процесс, который требует практически ручкой наладки. Путь к примирению – это “разминирование” нашей истории, а не война на уничтожение оппонентов. Процесс разминирования, как известно, сложный и долгий – неверный шаг и взрыв.

Увы, занимаясь делами соотечественников за границей от политики никуда не уйти. Праздновать или не праздновать 9 мая – политика. Отказать в участии в славянском фестивале украинским националистам – политика. Уважать своих предков и историю – политика. Если вы не займетесь политикой, то политика займется вами. Фраза избитая, но верная. И еще известное выражение: выбирая между войной и позором, тот кто выбирает позор, получает и войну, и позор.

Советы соотечественников должны прежде всего отталкиваться в своей работе от интересов России и Русского мира. Советы – это не место, куда надо идти от скуки или избытка нереализованных амбиций, чувства обиды и реваншизма. Так же это касается любых других общественных инициатив, связанных с делами соотечественников. Удивляет с какой яростью пиарят, например, Русский музей (как его сами называют создатели) в Сиднее, требуя к нему чуть ли не внимания из Кремля. Это кому-то очень сильно хочется славы, орденов и признания? Разве ради этого все делалось? А вот, например, кинофестиваль “Русское возрождение” никогда не требовал к себе официального внимания так настойчиво, а организаторы из года в год делали тихо и упорно свою работу и на сегодняшний день добились впечатляющих результатов и признания на самом высоком уровне в Австралии и в России.

Вопрос примирения и объединения русских в странах Запада, где состав эмиграции идеологически крайне противоречив, остатся сложным. При том, что эти противоречия касаются относительно свежих потрясений Русского мира. Но это не значит, что не нужно вести диалог. Нужно, но только имея искреннее желание примириться можно начинать разговор. Реваншизм, оппортунизм, личные амбиции и тщеславие – путь к раздору.

Сергей Кулясов


От редакции: Накануне столетия Великой революции 1917 года редакция издания “Время” продолжает публиковать мнения авторов со всего мира о событиях дней минувших, великом расколе среди русских и идеях примирения и единения. Материалы, опубликованные в рубрике “Мнения” являются личными взглядами авторов и не отражают позицию издания.

Advertisements