Комсомольская Правда: в мире

Россия и США: Почему наши страны никогда не смогут быть друзьями.Эксперты по международной безопасности и политики ответили на вопросы «Комсомольской правды» о том, что вредит развитию российско-американских отношений.

После избрания Дональда Трампа на пост президента США многие предрекали начало новой «золотой эры» американо-российского сотрудничества. Однако не прошло и полугода, как недавние «трампофилы» успели разочароваться в хозяине Белого дома, который то ли сам, то ли под давлением вашингтонской элиты фактически продолжил линию своих предшественников в отношении нашей страны. О том, почему так происходит и что в этой ситуации можно предпринять, «КП» побеседовала с экспертом по международной безопасности, доцентом факультета мировой политики МГУ Алексеем ФЕНЕНКО.

«НАС СЧИТАЮТ ВРАЖДЕБНЫМ ИГРОКОМ»

– Алексей Валерьевич, как избрание Трампа повлияло на наши отношения?

– Короткий ответ – никак. Если взять период после окончания Второй мировой войны, то все американские администрации проводили примерно одну и ту же политику, направленную на установление своей непререкаемой планетарной гегемонии. С распадом СССР в 1991 году в Вашингтоне решили, что эта цель достигнута. Но Россия все равно продолжала считаться американскими стратегами главным противником, как единственная страна, которая в случае военного конфликта способна нанести США невосполнимый ущерб. Да, за последние четверть века каждый новоизбранный президент – Клинтон, Буш-младший, Обама – начинал с того, что играл с нами в «перезагрузку» и «разрядку». Трамп пока не стал делать даже этого.

 

ЧИТАТЬ: ТОНИ КЕВИН: У ОБЫЧНЫХ АВСТРАЛИЙЦЕВ НЕТ ВРАЖДЕБНОСТИ К РОССИИ

– Почему же тогда Трампа даже в самих США называли «пророссийским кандидатом»?

– Это такая сказка, которую любят распространять на Западе, чтобы показать, будто «Путин ошибся в своих расчетах». Хотя абсолютно ясно: и при Трампе, и при любом другом лидере США они будут видеть в нас опасного и даже враждебного мирового игрока, так как только у России есть сопоставимый с американским ядерный потенциал и военно-промышленный комплекс. Кроме того, из всех стран только мы и США покрываем весь спектр фундаментальной науки.

– А как же Китай?

– Они пока лишь на подходе. Фундаментальные науки – это школы математики, физики, химии, которые способны не копировать чужое, а самостоятельно делать новые теоретические открытия. Россия начала создавать свой научный потенциал с середины XIX века, представьте, сколько времени придется потратить КНР. Собственно, и США решили эту проблему во многом за счет немецких ученых, вывезенных за океан после 1945 года, и интеллектуалов из других стран, получивших огромные гранты.

ОПАСНОСТЬ КОНФЛИКТА ПОВЫСИЛАСЬ

– Но бывали же моменты, когда мы были союзниками, а не противниками.

– Пожалуй, отношения с США у нас всегда были напряженными. Давайте вспомним доктрину Монро 1823 года (о том, что в Северной Америке невозможна экспансия других стран. – Ред.). Она затрагивала именно нас, потому что американцы боялись продвижения России с Дальнего Востока в сторону Калифорнии и Гавайских островов. Даже во времена антигитлеровской коалиции у нас не было союзного договора с США. Только декларация о взаимопомощи. И, несмотря на совместную борьбу с фашизмом, Вашингтон, например, не признал Прибалтику территорией СССР.

 

ЧИТАТЬ: К РУССКИМ ХАКЕРАМ ДОБАВИЛИСЬ РУССКИЕ КВНЩИКИ. НАТО ГОТОВИТСЯ ОТРАЖАТЬ АГРЕССИЮ ЮМОРИСТОВ

– В чем особенность нынешнего периода?

– Как ни парадоксально, но сейчас опасность конфликта двух стран гораздо выше, чем в годы холодной войны. Раньше существовал баланс. Друг другу противостояли два примерно равных по мощи блока: НАТО во главе с США и Варшавский договор, где лидерствовал СССР. Начинать прямое глобальное столкновение с использованием ядерного оружия было бы безумием. Допустим, мы обменялись ядерными ударами, уничтожили 20 – 30 городов, а что дальше? Оккупировать друг друга в то время (да и сейчас) ни мы, ни они технически не могли. Если речь шла об ограниченной войне, например в Германии или Японии, то она дала бы победителю малопригодную для жизни территорию, требующую колоссальных затрат на ее восстановление, и привела бы к краху всего мирового порядка. Эта игра не стоила свеч. Односторонние локальные войны (их во Вьетнаме и наша – в Афганистане) тоже показали их заведомую проигрышность. Однако теперь американцы прекрасно отработали технологию свержения неугодных режимов за счет прогресса в развитии высокоточного оружия, создания всевозможных мобильных подразделений. Поэтому наши интересы с американскими могут фатально схлестнуться где-то в третьей стране, как, например, в той же Сирии.

ГЛАВНОЕ – НЕ ПОУБИВАТЬ ДРУГ ДРУГА

– Чего мы должны добиваться в отношениях с США?

– Выработки страховочных механизмов, чтобы наше противостояние, если уж оно задано исторически, было хотя бы системным (как в 1960 – 1980-е годы) и мы смогли избежать его перерастания в тотальную или крупную региональную войну.

– Обоснованы ли претензии Вашингтона на «однополярный мир» или, как они это называют, «особую миссию США»?

– «Однополярный мир» еще никогда не существовал, это миф. В наше время Pax Americana может быть только при трех условиях – когда ни одна страна не сможет даже теоретически уничтожить США, если будет ликвидирована ООН в ее нынешней конфигурации, а также международно узаконено право США вмешиваться во внутренние конфликты по всему миру. Но свою заявку на «однополярный мир» Вашингтон продолжает сохранять. И пока это продолжается, любая повестка отношений между Россией и США останется негативной: главный вопрос – как бы нам ни подраться. Позитива, как показала практика, у нас нет.

 

ЧИТАТЬ: ОНИ ХОТЯТ УНИЧТОЖИТЬ ВСЕ РУССКОЕ

– Может, нам тогда нет смысла делать хорошую мину при плохой игре?

– Чем больше мы делаем эту «мину», тем больше в США растет мнение, что Россия слаба и на нее надо давить. Американская политическая культура – это культура кольта. Если ты можешь достать револьвер в ответ, то ты крутой парень, если нет – слабак.

– Но все же, может быть,Трамп как «несистемный» президент переломит тенденцию в наших отношениях?

– Про Обаму тоже говорили: афроамериканец, нетипичный, «несистемный» представитель элиты. Мы обо всех президентах США говорим одно и то же. Сначала – наконец придет вот этот и улучшит отношения, а потом разводим руками – хуже, чем при Клинтоне (Буше, Обаме), быть не может. Мы-то в глубине сознания не считаем конфронтацию с США нормой. Часто пишут, что, мол, нашему двустороннему сотрудничеству издавна мешают банкиры с Уолл-стрит, ястребы в Пентагоне, даже масоны, но не американские госинстинуты как таковые. Но надо понять, что наш извечный соперник – само американское государство, что у нас несовместимость стратегических интересов.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Политолог-американист Сергей СУДАКОВ:

Трампу нужна наша помощь

– Это самый простой сценарий – быть врагами. Да, на сегодняшний день Россия и США – оппоненты, по разному оценивающие картину мира. Это означает, что мы можем быть партнерами, но с определенными разногласими, по которым мы пока не можем найти точки соприкосновения. Но в последнее время их не так уж и много. Постоянно находиться во вражеских отношениях с Россией Трампу не выгодно. Да, мы противники, но мы не переходим в состояние войны, потому что она губительна для обеих стран. То, что мы будем развивать парадигму какого-то партнерства – это факт. Вопрос в том, кто для кого будет «таскать каштаны из огня». Трамп очень хочет использовать российские ресурсы для решения своих глобальных целей – в Сирии, КНДР, Иране, но он понимает, что мы можем выставить за это Америке свою большую цену. Так что Россия и США будут постепенно двигаться к точкам соприкосновения. И это будет взаимовыгодное партнерство, а не дружба или товарищество.

Источник

Advertisements