Экс-капитан сборной Австралии по волейболу Игорь Юдин вернулся в Россию

Русская газета в Австралии Время.Волейболист "Зенита" Юдин: в Европе мне не хватает австралийских стейков

фото: Россия Сегодня

Новичок казанского “Зенита” Игорь Юдин – бывший капитан сборной Австралии. В интервью он рассказал о возвращении в Россию и смене гражданства, вспомнил об Олимпиаде в Лондоне и первой встрече с поссумами в Мельбурне.

“Время” публикует выдержки из интервью для портала rsport.ria.ru

– Как к вашим карьерным путешествиям относится супруга Каролина? Она же из Польши?

– Да, она полячка. Каролина абсолютно спокойно к этому относится. Мы давно знаем друг друга, первое время жили в Польше. У меня есть семья в Австралии, и она летала туда со мной, когда были игры сборной. Она понимала спортивную жизнь, но, конечно, когда появились дети, стало немножко потяжелее. Нужно было думать о том, где в первую очередь удобнее семье. Но она была счастлива, когда узнала о моем переходе в казанский “Зенит”. Сказала, чтобы я не волновался за нее и детей.

– Как польские болельщики отреагировали на ваш переход в “Зенит”? 

– Был небольшой шок, потому что я перешел из команды, которая заняла 14-е место в прошлом году. Говорили, что Юдин едет в Казань, потому что он русский; говорили, что я буду сидеть на замене, не выходя на площадку. Но у меня такой характер, что мне все равно, что говорят другие. Я сделал этот выбор для себя, для своей семьи и своей карьеры. А что говорят другие, это их личное дело.

– Такой характер – это следствие переезда в другую страну в 14 лет? Это же разгар переходного возраста.

– Да, менталитет у меня поменялся.

– Вы себя больше ощущаете австралийцем, европейцем или русским человеком?

– Во мне течет русская кровь, я здесь родился, отсюда мои родители и это мой родной язык. Но вы правы, что в Австралии все по-другому, другой менталитет, другой подход к людям. Это тоже зависло во мне, и я стараюсь быть таким, каким я был там.

– Обертку от шоколадки мимо мусорной корзины не бросите.

– Конечно же, нет. Но когда люди меня спрашивают, откуда я, то говорю – из России. А потом уже могу добавить, что живу в Австралии.

– В Польше относились вам как к русскому или австралийцу? Все-таки свободно по-английски говорят немногие спортсмены из России.

– В Польше – как к поляку. Я там давно играю, говорю по-польски. А в Турции больше как к австралийцу.

– Вы получили образование в Австралии. А был ли момент, когда перед вами стоял выбор – продолжать спортивную карьеру или полностью уйти в учебу и искать обычную профессию? Может, мама уговаривала…

– Никогда такого не было. Во-первых, никогда не было такого, чтобы мама меня толкала к спорту. Все шло только от меня. Во-вторых, я очень благодарен своему отчиму-австралийцу. Когда я только приехал туда, то сразу попал в команду через его друзей. Он очень много для меня сделал. Возил на тренировки, многое стоило немалых денег. Но никогда не было такого, чтобы я думал о выборе между спортом или работой. Я всегда знал, что волейбол – это мое. У меня получалось, попал в сборную Австралии. Все пошло вверх.

– Два главных “плохих мальчика” мирового тенниса – Ник Кирьос и Бернард Томич из Австралии. Вы как человек, который учился в Австралии, можете понять, почему у их молодых спортсменов проблемы с мотивацией?

– У каждого человека свои причины, но австралийская жизнь может расслабить. Особенно когда у тебя есть все, ты можешь себе многое позволить и ты звезда, в голове что-то может измениться.

– В сборной Австралии вас приняли спокойно? Все-таки русский игрок – и вдруг стал капитаном на Олимпиаде.

– Я попал в Австралию в таком возрасте, когда было легко адаптироваться к новой стране. Я довольно легко выучил английский язык, довольно быстро проникся их культурой. Этой несерьезностью, шутками. И в принципе не могу вспомнить ни одной истории, чтобы кто-то сказал мне: вот ты, мигрант, отнимаешь рабочее место у нас. Вообще таких ситуаций не было. 

И нужно понимать, что волейбол в Австралии не так популярен и большой шумихи в прессе не было. Мои друзья были рады, что я попал в сборную их страны, потом стал основным игроком, капитаном.

– Вы говорили, что вам было тяжело решиться на то, чтобы играть за сборную Австралии. А тяжело было отказаться от выступлений за их команду после Олимпиады в Лондоне? Поменять спортивное гражданство больше не получится.

– У меня всегда была мечта попасть на Олимпиаду. В Австралии были немного другие цели – не такие, как у сборной России, которая ехала за медалями на Игры. Нам было важно просто попасть туда. И вот, наконец, в 2012 году свершилась наша мечта – мы прошли отбор в Японии и попали в Лондон. Это был наш потолок, и на Олимпиаде хотелось просто посмотреть атмосферу, игроков. А получится или нет сыграть хорошо – это другой вопрос. Настрой был другой.

Моя жена тогда уже была беременна, и мы начали подумывать о том, не закончить ли со сборной Австралии. Когда я играл за национальную команду, у меня было много проблем со здоровьем. Травмы. В Австралии очень квалифицированные физиотерапевты, в сборной меня “чинили”, а когда я возвращался в клуб, то все эти болячки заново давали о себе знать. И все это тянулось.

К тому же Австралия находится очень далеко, перелеты просто ужасные. Мы сыграли на Олимпиаде, не вышли из группы, и я подумал, что это потолок, которого можно достичь с командой. Я посмотрел на ситуацию с другой стороны, подумал о себе, так как в таком режиме играть долго не смог бы. И, конечно, с рождением дочки было тяжело постоянно быть вдалеке от семьи. Все это собралось, и было принято решение.

– Как обычно добираетесь до Австралии?

– Обычно это длится 30 часов. Например, из Варшавы мы с семьей летим в Лондон. Из Лондона – в Сингапур или Бангкок. Там пересадка длится 4-6 часов, а уже потом летим или в Мельбурн, если повезет, или через Сидней. А потом еще один полет уже до Мельбурна. Ты прилетаешь в Австралию – и как будто попал на другую планету.

– Чего австралийского вам не хватает в Европе?

– Точно – это австралийский стейк. Я большой любитель мяса. В Польше с этим не очень, а в Казани мне ребята показали пару очень хороших мест. Но австралийский стейк – это просто мое.

– Туристов в Австралии пугают пауками и змеями, которые могут заползти в квартиру даже в городе. С чем-то таким сталкивались?

– В Мельбурне, если ты живешь в городе, то змей и пауков встретить можно редко. Это больше относится к Брисбену, где потеплее. Но у меня такая история. Когда я только-только прилетел в Австралию, то познакомился с поссумами. Это животное похоже на кота, и их там очень много. У нас был двухэтажный дом, около него было дерево. Я что-то делал около открытого окна, послышалось шуршание. А я еще не знал, что такие существа вообще есть в Мельбурне. И вот что-то влетает в окно и сразу ко мне под кровать. Я испугался. Подумал, мало ли, змея или паук. Закричал: “Мама, помоги!”. А там оказался поссум, он не кусается. Прогнали его палкой.

– Кто сейчас самый популярный спортсмен в Австралии?

– Я бы сказал, что Патрик Миллс из “Сан-Антонио”. И Эндрю Богут. Это игроки НБА. Но самый популярный вид спорта – это австралийский футбол.

 

Advertisements