Австралиец успешно принялся поднимать российское регби с колен

Источник: Men's Health Russia

Источник: Men’s Health Russia

Эндрю Куртейн никогда не играл профессионально в регби, но открыл регбийную школу в Австралии, уехал тренировать в Африку и сходу сделал клуб из Санкт-Петербурга одним из лучших в Европе. “Время” публикует выдержки из интервью Эндрю российским СМИ.

“Вечерний Санкт-Петербург”:

К тренерам-иностранцам в петербургском спорте давно привыкли. Но специалисты-легионеры – не только в футбольном «Зените». Знакомьтесь: Эндрю Куртейн. Колоритный австралиец, приглашенный в нынешнем году возглавить регбийный клуб «Нарвская застава». Успехи не заставили себя ждать. Он с ходу привел команду, которая только-только вернулась в элиту российского регби-7, к бронзе в европейской Лиге чемпионов и к победе в Кубке страны. 

– Эндрю, вы, можно сказать, творите новую историю петербургского регби. Но о вас, как об игроке профес­сиональном, почти ничего не известно…

– Я никогда и не играл в регби на профессиональном уровне. В Брисбене у меня свой спортивный гимнастический зал, и я руковожу любительской командой. Регби – моя страсть, мой бизнес. Меня привлекает братство, возникающее во время игр внутри регбийного сообщества.

– Как же получилось, что вы стали тренером «Нарвской заставы»?

– Я получил электронное письмо от руководства клуба, в котором мне предлагалось приехать в Петербург и тренировать регбийную команду. Переговоры об условиях и сроках договора заняли несколько недель. Я-то был готов – люблю продвигать регби в городах и странах, где прежде не бывал. А самым сложным фактором оказалась разница во времени с Австралией – у нас была всего пара часов, чтобы обговорить по телефону детали моего путешествия, нюансы оформления визы, после чего контакты возобновлялись лишь спустя сутки, а то и двое. Впервые сюда я приехал в апреле на месяц, а в июле вернулся и приступил к работе. Мы заключили контракт на три года – именно столько длится моя рабочая виза, – но с пролонгацией соглашения по окончании каждого сезона. Что поделать, тренерский труд оценивается по результатам выступления команды.

Я не «накачан» западными СМИ, не знал о Петербурге ни хорошего, ни плохого до приезда сюда. И самым грандиозным положительным открытием в России оказалось то, насколько люди здесь готовы прийти на помощь друг другу.

– Однако «Нарвская застава» в элите российского регби-7 представлена впервые. Да и Австралию от европейской части России отделяют более десятка тысяч километров. Разве это не стало для вас вызовом?

– Нет. Я открытый человек, с широким кругозором. А моя супруга, которая меня очень любит, поддерживает в путешествиях за моря. В частности, я трудился в Кении – там работать было в чем-то проще, потому что местные знают английский язык намного лучше, чем в Петербурге: дети изучают его в начальной школе наряду с суахили. И мне учить суахили было легко, поскольку в нем используется английский алфавит. А предложение «Нарвской заставы» – возможность погрузиться в российскую культуру, изучить историю вашей страны. Я не «накачан» западными СМИ, не знал о Петербурге ни хорошего, ни плохого до приезда сюда. И самым грандиозным положительным открытием в России оказалось то, насколько люди здесь готовы прийти на помощь друг другу. Если, к примеру, в переполненный вагон метро заходит пожилая женщина или мама с ребенком, то мужчины немедленно встают и уступают им место.

– Сравните уровень регбийной инфраструктуры в Петербурге, в Кении и в Австралии…

– Разумеется, по сравнению с Кенией в России больше стадионов, пригодных для этой игры. Я еще не был на «Петровском», но мне говорили, что это превосходная арена, – если так, то было бы неплохо, чтобы «Нарвская застава» выступала там. В Кении поля просто «аховые». Но в Австралии, где регби очень популярно, большинство клубов располагают минимум тремя качественными полями для игры с гораздо более вместительными трибунами и гимнастическими залами. Мы в «Нарвской заставе» изучаем вопрос, где приобрести новую экипировку, мячи, потому что местный инвентарь быстро изнашивается. Кроме того, надеюсь пригласить в команду двух-трех иностранцев на будущий год – некоторые умения приходят исключительно в общении со звездными исполнителями. К тому же из-за травм у нас нет ныне даже полного состава. Также ищем игроков-россиян международного уровня, которые выступают за границей, дабы вернуть их домой.

– Но уже сейчас «Нарвская застава» в регби-7 добилась грандиозных успехов: с ходу выиграла бронзу европейской Лиги чемпионов, завоевала Кубок России, одолев по ходу этого турнира в Пензе грандов – краснодарскую «Кубань» и «ВВА-Подмосковье». В чем секрет успеха?

– В дисциплине, которую я установил в команде. Так, игроки должны не только вовремя приходить на тренировку, но и не забывать приносить с собой бутылку воды. Полная концентрация на учебном процессе непременно приведет к результату на поле. Я обратил внимание: технически питерские регбисты обучены неплохо, но им не хватает уверенности в себе, чтобы постоянно выступать на высшем уровне. Однако теперь игроки «Кубани» и «ВВА-Подмосковья» будут очень уважать спортсменов из «Нарвской заставы», когда выйдут играть против нас.

Источник: Men's Health Russia

Источник: Men’s Health Russia

– Регби-7 – олимпийский вид спорта. Но на Игры-2016 в Рио, где этот вид спорта дебютировал, мужская сборная России не попала. Под вопросом и ее участие в Олимпиаде-2020. Но вы могли бы порекомендовать кого-то из игроков «Нарвской заставы» тренерам национальной команды?

– У нас в составе есть несколько молодых талантливых игроков. Например, Данила Краснолуцкий – думаю, что он вообще один из самых одаренных российских регбистов. Да, Краснолуцкий еще юн, неопытен и не готов психологически к сборной. Но у него большой потенциал – все впереди. Правда, сборная России нынче покинула Мировую серию. Но у вас команда в целом неплохая – когда квалифицируется на Олимпиаду, сможет там претендовать на хороший результат.

Men’s Health Russia:

Подобно другим видам спорта в нашей стране, отечественное регби тоже начало импортировать тренеров. В петербургский клуб «Нарвская застава» приехал работать наставник из Австралии, а Men’s Health встретился с ним и поговорил о перспективах российского регби, уровне спортсменов и спортивном братстве.

Эндрю Куртейну 31 год. Несмотря на молодой для коуча возраст, стаж его работы составляет уже 10 лет. Он владелец собственной регбийной школы Icons в Австралии, до России работал в Кении («по-английски там говорят получше, чем в России»).

Приступил Эндрю к работе с петербуржцами в июне, а уже в июле команда стала обладателем Кубка России по регби-7 — разновидности регби, где играет не 15, а всего семь человек, а сам матч длится два тайма по семь минут с перерывом не более двух минут. С 2016 года регби-7 — олимпийский вид спорта.

Источник: Men's Health Russia

Источник: Men’s Health Russia

– Каковы были ваши первые впечатления от команды «Нарвская застава»?

– Я приехал в страну, где раньше не работал. С российским спортом я до этого не встречался, и мне было всё интересно, и в первую очередь — как здесь обстоят дела с регби.

– И как здесь обстоят дела с регби?

– Первое впечатление: люди, которые занимаются в России регби, — по-настоящему живут игрой, они любят этот вид спорта, у них есть настоящий драйв. Я не всегда встречал такое отношение к регби со стороны спортсменов-игроков в странах, где раньше тренировал. С другой стороны, чувствуется, что регби в России вид спорта довольно молодой, такой мощной традиции, как у других дисциплин, у него нет. Петербург здесь выделяется: у местной Федерации и у партнеров «Нарвской заставы» стройная программа поддержки и развития регби, но в России такое партнерство бизнеса и спорта бывает не всегда.

– Я читал в одном из ваших первых интервью, что физическая форма русских регбистов, а конкретно их габариты, вас несколько разочаровали.

– Игроки здесь оказались не такими мощными физически, как регбисты в той же Австралии. Те игроки, которым, скажем, по 28 лет, — те да, в целом в порядке, а ребята, которым от 19 до 22 лет, на которых во время игры ложится наибольшая нагрузка, тем физической мощи не хватает. Им нужно было больше уделять внимание силовым тренировкам, работать в зале, чтобы быть в хорошей форме.

– Это характерно только для «Нарвской заставы», или такое вообще типично для российского регби?

– Игроки пензенской команды «Империя» и краснодарской «Кубани» приятно выделяются на общем фоне своими физическими кондициями, а остальные российские клубы, которые я видел, в этом смысле похожи на «Нарвскую заставу».

– Как вы собираетесь работать с этой проблемой петербургских игроков?

– Это невозможно преодолеть в одночасье. Это проблема, но одновременно это и большая возможность, интересный вызов. Будет реализована программа — с соответствующими тренировками, с рекомендациями по питанию. Это программа долгосрочная, первые ощутимые результаты появятся спустя только несколько месяцев. Недостаток мышечной массы у игроков — это поправимо. Это не самое плохое, что может случиться. При этом у петербургских игроков есть несомненные достоинства — они обучаемы, они по-хорошему агрессивны в игре, азартны, у них есть характер. Общение наше пока происходит через переводчиков, несколько игроков команды неплохо владеют английским, но мы с ребятами друг друга хорошо понимаем.

View this post on Instagram

Финал Кубок России по Регби 7!Два дня захватывающих игр, два дня восторга от игры и мастерства! Два дня игроки сборной Пензенской области 2005 г.р. приносили пользу на поле и выполняли обязанности bollboy. Просто ВАУУУ эмоции испытал не только мой сын, но и я! Всё таки это классно иметь общие интересы с сыном! #регбисты #нарвскаязастава #ЧемпионатРоссиипорегби @curtozkillinit happy birthday, Andrew!!!🎉🎉🎉

A post shared by Татка (@taniushkasolomonova) on

– Многие иностранные тренеры говорят, что русские игроки, при всех их достоинствах, не всегда по-настоящему профессиональны. Они не знают, как подводить себя к играм, питают слабость к вредной пище. Вы сталкивались с чем-то подобным?

– Это интересный опыт для меня как тренера. Я вижу эту ситуацию несколько по-другому и немного по-другому ее воспринимаю. Петербургские игроки внимательно слушают меня, они понимают, что если они хотят добиться результата, то должны много и усердно трудиться. Регби в их случае это не развлечение, а профессия, хотя многие совсем еще недавно играли как любители, в свободное от работы время. И ребята готовы должным образом тренироваться и питаться, чтобы достичь желаемого результата.

Меня, конечно, удивило пристрастие русских игроков к вредной пище: пакетированная еда, фастфуд, мороженое, сладкие газированные напитки.

– Как должен питаться регбист?

– Это зависит от этапа подготовки и соревновательного цикла. Если приоритет — восстановление — это один тип питания, наращивание мышечной массы — другое, если у нас идут игры — третье. Меня, конечно, удивило пристрастие русских игроков к вредной пище: пакетированная еда, фастфуд, мороженое, сладкие газированные напитки. Если ты хочешь добиться успехов в спорте, налегать на это нельзя. В Австралии игроки ведущих команд, если и употребляют такое, то в очень маленьких количествах и крайне редко. Приоритет — качественные белки, овощи, фрукты. Допустимы такие сложные углеводы, как рис, картофель, паста, — но нужно понимать, когда их есть и сколько. Но брокколи предпочтительнее картошки.

– О каких-то своих тренерских принципах и ноу-хау можете рассказать?

– Очень важна дисциплина и следование очень простым, но очень важным правилам. Концентрация, собранность, способность контролировать себя помогают побеждать. Если у тебя все это есть, то когда идет борьба на поле, ты можешь контролировать ход игры. Это особенно важно для регби-7, где у тебя совсем немного игрового времени и цена ошибки высока чрезвычайно. Я бы сравнил регби-7 не с игровыми видами спорта, где в течение матча у тебя много возможностей что-то поправить (пропустили — ерунда, сейчас отыграемся), а с боксом, ММА, вообще единоборствами, где один эпизод может все поменять, поломать или спасти игру.

– Мне показалось, что в нынешнем регби по сравнению с тем, что было несколько десятилетий назад, практически не дерутся (если судить по тогдашней хронике и кинофильмам вроде «Такова спортивная жизнь»).

– Да, в этом смысле все поменялось. Сегодня драки на поле — это свидетельство не бойцовских качеств, а слабой дисциплины и непрофессионализма регбистов, показатель того, что игроками движут не игровой интеллект и дисциплина, а низкие инстинкты.

– Как вы относитесь к женскому регби?

– Прекрасно. Это замечательное зрелище, и в Австралии женское регби очень популярно. Наши девушки — олимпийские чемпионки. Это вид спорта, который интенсивно развивается наряду с мужским регби. В России по-другому. Женская национальная сборная по регби — команда высокого уровня, но в целом нельзя сказать, что инфраструктура женского регби здесь развита.

– Вы тренировали женщин?

– Да, в моем клубе Icons есть женские команды. Многие тренеры не понимают, что женщины в регби, как, наверное, и в других видах спорта, требуют особого подхода. Их нельзя тренировать так же, как мужчин. Навыки и правила вида спорта те же, но язык общения, отношение должны быть другими.

Например, регбистам-мужчинам, если у них что-то не получается, можно жестко указать на ошибки, «напихать», как у вас говорят. Они спокойно это воспринимают. Это нормальный мужской разговор. Но в общении с женщинами это не работает. Агрессия со стороны тренера — это педагогическая ошибка, гарантированный провал. И еще такая деталь. Если ты предусмотрел во время занятий перерыв, когда девушки могут вернуться в раздевалку, привести себя в порядок, это располагает к тебе как к тренеру и делает тренировки более продуктивными. Это довольно забавно, но это и вправду работает. Есть и другие нюансы. Скажем, парню ты можешь сказать: действуй на этой позиции; ну, он и пойдет и сделает то, что нужно, действуя по обстановке. Девушке нужно более четкое «техническое задание»: подробно разъяснить, куда именно ей нужно встать, как действовать и так далее. И такое внимание к игроку вернется сторицей: чем подробнее и детальнее ты объяснишь ей, как играть, тем лучше будет исполнение.

За пределами поля ты можешь столкнуться с какими-то милыми женскими хитростями, обаятельным лукавством, но на поле девушки ведут себя по-спортивному, как игроки, которые вышли биться и побеждать, и с этим у меня никаких проблем не было.      

View this post on Instagram

Питер, сегодня работаем до 06:00! Так что, кто собирается по музеям этой ночью, ай да к нам за бургерами продолжать культурную программу! 🍔 И мы честно хотели запостить фотографию музея, но эти крутые ребята из питерской команды по регби "Нарвская застава" нас просто покорили. 😊 Так держать, мужики! 💪 #FARШсила #НАШFARШ #novikovgroup #бургерная #мраморнаяговядина #blackangus #бургерымосква #бургер #бургерыспб #ночьмузеев #нарвскаязастава

A post shared by Мясная Лавка/Бургерная (@farsh_burger) on

– Кому вы отдадите предпочтение, если встанет такой выбор: игроку дисциплинированному, с высокими морально-волевыми качествами, но среднего дарования, или талантливому лентяю и разгильдяю с плохим характером?

– Для меня выбор однозначен: человеческие качества важнее. Поведенческие ошибки перечеркивают талант. Талантливый игрок, но плохой человек — это не игрок. У нас командный вид спорта, и в регби очень важны товарищество, дружба, отношения между людьми. Команда — это большая семья. Бывает так, что игроки встречаются спустя десять, двадцать лет после окончания спортивной карьеры, а общаются так тепло, будто расстались вчера. Это вообще характерно для регби. Тяжелые игры, тренировки, чувство команды — это напоминает боевое братство, дружбу однополчан.  

– Внутренняя конкуренция в команде, когда на одно место претендует несколько игроков, не осложняет этих отношений?

– Я сталкивался со внутренней конкуренцией в тех командах, с которыми работал, но всегда это было корректно, и ребята относились к друг другу с уважением. Здоровая внутренняя конкуренция — это хорошо, это дополнительный стимул, драйвер достижений. В «Нарвской заставе» пока нельзя говорить о полноценной внутренней конкуренции — просто потому, что нет глубины состава, скамейка запасных не очень длинная, у нас не так много игроков, что не мешает ребятам тренироваться с азартом. Дух соперничества на тренировках и в матчах присутствует, с этим проблем нет.

– Как складывается ваша рабочая неделя?

– Два раза в неделю мы тренируемся дважды в день, утром и вечером. Обычно это вторник и четверг. Это тренировки на поле, где совершенствуются собственно игровые навыки. Три раза в неделю — силовые занятия в тренажерном зале. Разумеется, беговые тренировки. Занимаются игроки и йогой, которая для регбистов очень полезна. Занятия йогой не забирают много времени, но способствуют восстановлению, развивают гибкость, формируют правильное дыхание. От йоги нельзя ждать мгновенного результата, она предполагает накапливающийся эффект, который обязательно скажется на протяжении длинного сезона, да и позже. Как тренер я уделяю большое внимание мероприятиям помимо тренировок: какие-то совместные выезды, общение за пределами зала — это все очень важно для микроклимата в команде, для боевого братства, о котором мы говорили. Тем более что в Петербурге для этого все возможности. Не должно быть так, что у вас в голове только регби.

– У вас бывает эмоциональная усталость от вашей работы и от регби вообще?

– Я не могу себе этого позволить. На мне лежит большая ответственность, и я должен быть сконцентрирован на тех задачах, что на меня возложены. Я нахожу способы не допускать этого. Я могу переключаться на другие вещи помимо регби, могу даже отключаться полностью, в этом нет проблемы. У меня есть семья, друзья. Я охотно смотрю по ТВ матчи других видов спорта. Если мы за бокалом пива с моим коллегой по клубу «Нарвская застава» Борисом Ивановым, у которого колоссальный тренерский опыт, обсуждаем какие-то темы, связанные с регби, то это тоже форма переключения и эмоциональной разгрузки. Нужно находить время для отдыха, посиделок, дружеских бесед, длительное эмоциональное перенапряжение довольно опасно.

Источник: Andrew Curtain. Facebook

Источник: Andrew Curtain. Facebook

– Как вы попали в регби?

– Подростком я занимался легкой атлетикой, бегал спринтерские дистанции. И среди моих сверстников были два регбиста, которые однажды привели меня на свои тренировки. Меня поразила атмосфера товарищества, царившая на площадке, командный дух. И я понял, что мне этого не хватало, все-таки легкая атлетика — индивидуальный вид спорта. И стал заниматься регби. Мой тренер по регби оказался для меня настоящим учителем, я смотрел, как он общается с игроками, как выстраивает план на игру, я вообще очень многому у него учился.

– Великого баскетболиста Майкла Джордана на пике его карьеры спросили: «Что можно вам предложить, чтобы вы оставили баскетбол?» Он ответил: «Миллиард долларов и время подумать об этом». Что можно предложить вам, чтобы вы ушли из регби?

– Миллиард — это неплохо. Но регби для меня это не просто спорт. Это страсть, это моя профессия, моя жизнь, если угодно. Мой бизнес, наконец, клуб Icons дает мне неплохой доход. Мне бы не хотелось уходить из регби, и такие мысли меня не посещают. Но даже если мне придется из регби уйти, мой мир не рухнет, это не станет трагедией. Для меня главный аспект работы — педагогический. Я работаю с молодыми людьми, которым стараюсь передать свои взгляды на жизнь. Я вижу, как мои усилия помогают молодым ребятам выстраивать свои отношения с миром, общаться с окружающими, понимать себя. И это, думаю, из моей жизни никуда не уйдет, как бы она ни складывалась.

Advertisements